Психологический центр «Здесь и теперь»
+7 (495) 724-80-43

Лекция Ольги Богословской на интенсиве 2017 «Отец. Границы свободы»

Тема рассматривается применительно к нашим сегодняшним условиям интенсива «Отец: границы свободы». Это последняя лекция, завтра закрытие и завершение, поэтому сегодня у нас есть задача интеграции полученных впечатлений и информации, поэтому я считаю важным привлекать материалы трёх предыдущих лекций в рамках названной темы «Отцы растут», хотя сама тема является авторской.

Отцы растут сначала в семье, как дети,  и они растут, уже имея своих детей. Они меняют своё отношение к своей отцовской функции в течение жизни в зависимости от опыта, собственной зрелости, отношения к своему реальному отцу и внутреннему, который мало похож на реального.

В логике выделяются пары относительных взаимосвязанных понятий, предполагающих друг друга: например, отец и мать, продавец и покупатель, ученик и учитель. Это важно для понимания неразрывности связей между ними в реальной жизни, которые таким образом оформляются речью. Взаимоотношения авторов новой жизни, отца и матери, бесконечно важны. Принятие женщиной своих детей должно бы сопровождаться благодарностью к соавтору. И возможность для мужчины быть отцом тоже должно бы сопровождаться благодарностью к женщине. Но... Мы знаем множество вариантов взаимной признательности по поводу рождения ребёнка вплоть до нуля и ухода в минус. Безразличное или негативное отношение мужчины-отца к появлению детей может меняться в течение жизни на позитивное по мере обретения личностной зрелости.

Мы, тренеры и участники интенсива, в подавляющем большинстве женщины. Мы вникаем в тему отца как дочери. Если есть дети, добавляется роль матери и жены. Очевидно, что это наше и ограничение, и преимущество.

Знаменитая полоска света под дверью кабинета отца, которая воспитывала ребёнка, не имеет никакого смысла, если её не сопровождает объяснение матери. Мать придаёт значение этой полоске, говоря о работе отца с уважением, признательностью и сочувствием. А потом уже работает память и бурное воображение ребёнка.

Без женщины мужчина не может появиться на свет, и без женщины мужчина не может стать отцом. Так же это утверждение верно и в обратную сторону. Таким образом, мужчина появляется на свет сыном, и имеет возможность стать отцом. Достигая определенного возраста физиологически мужчина может реализовать эту возможность в контакте с женщиной, то есть зачать ребёнка. Реализация своего духовного и социального потенциала отцовства может совпасть с физиологическим, или остаться отдельным от него. Ребёнок, у которого только биологический отец, собирает, как мозаику, образ отца из всех встреченных им в жизни учителей и родственников, принимая во внимание позицию своей матери по отношению к своему отцу. А мужчина может отлично выполнять свою отцовскую задачу по отношению к чужим детям, так как отцовство никак не связано с физиологическими процессами в организме. Деление детей на своих и чужих - признак уже цивилизованного общества. Общественное мнение поддерживает мужчину, воспитывающего не кровных детей, и не одобряет того, который не занимается кровными. Одновременно такой мужчина осуждается значительно меньше женщины, оставившей своего ребёнка.

Совершенствуя своё психическое состояние, отец растит более счастливых детей. Разбираясь со своими детскими травмами, мы, родители, помогаем своим детям. Мы становимся более способными к восприятию их инаковости. Мы просто учимся лучше слышать своих близких,  осознавая собственное состояние. Свои эмоции, свои возможности и ограничения.

Те знания, которые мы приобретаем на этом пути, на этом интенсиве в частности,  дарят нам шансы не только разобраться со своими "тараканами" , но и увидеть в поведении детей задачи, которые предстоит решать. Например, активное нарушение правил ребёнком может быть меткой для исследования его  взаимоотношений с отцом или отношения к отцу или его отсутствию. Я не говорю о жёсткой связи "причина-следствие" в этом случае, а только о метке, маркере, исходя из функции отца олицетворять закон, правила, ограничения.

«Не надобно другого образца, когда в глазах пример отца», говорит Фамусов в комедии А.Грибоедова «Горе от ума». Дети «глотают» (ассимилируют) отца полностью, вместе со всеми достоинствами и недостатками. В руке матери, так сказать, фонарик, которым она может выделить отцовские позитивные качества. Это единственное, что можно сделать. Остальное за личностным ростом человека. Мать может постоянно осуждать отца. И это позволит ребёнку вырасти с внутренним ощущением «у меня такой отец, я плохой или недостойный именно поэтому». Осуждение отца ребёнком вслед за мамой или уже по собственному желанию не делает никого счастливым. Это затрудняет встречу с внутренним отцом, затрудняет сотворение того образа, который позволяет взрослому человеку двигаться вперёд и достигать успеха.

Личностно зрелый мужчина, ответственно и с любовью выполняющий свои отцовские обязанности, ведёт себя наилучшим образом, когда ребёнок обнаруживает его как третьего, вторгающегося в его общность с матерью. Ребёнок борется за неё, а отец всё равно её уводит. Для правильного формирования личности, для выстраивания иерархии, ребёнок должен проиграть в этом сражении отцу.

Сожаления об отсутствие инициации в современном мире стали традиционными. Обряд приобщения мальчика к миру мужчин, признание его взрослым, в давние времена сопровождался физическими испытаниями, мучениями и ритуалами. Такой этап сейчас действительно размыт, принятие себя как взрослого человека происходит постепенно. Это нормально, мир меняется, а мы живём в нём прямо сейчас. В какой-то сфере ребёнок уже взрослый, родители не вмешиваются, в другой нет, они сами принимают решение. Какую кашу есть или какой совочек брать при наличии выбора, с кем дружить, в какой институт поступать. Родитель отпускает ребёнка во взрослость. Чем осознаннее родительство, чем больше взаимного уважения и доверия, тем легче это происходит для ребёнка. В нашем мире сохраняется некое разделение на мужские и женские роли. Мужчина, как отец, может создавать с сыном общность в занятиях футболом, ремонтом автомобиля, рыбалкой или фотоделом. И здесь важно не специфически мужская деятельность, а ощущение «мы с тобой делаем это вместе, поскольку я твой отец».

Общесемейные дела и занятия, в которых принимают участие оба родителя и другие члены семьи, остаются в памяти детей как ценный ресурс,  радость от принадлежности к семейному кругу. Поэтому стоит лепить вместе пельмени или раскрашивать пасхальные яйца или играть в настольные игры - в первую очередь, для собственного удовольствия. Удовольствие, а не добросовестное выполнение родительского долга, важный признак правильного воспитания ребёнка. Нормально иметь желание сменить обстановку, чтобы отдохнуть какое-то время без детей, в течение часа или недели. И нормально хотеть разделить с ребёнком своё время или радость. Поиграть с ребёнком в снежки, например, если вы сами это любите.

Мне нравится утверждение о том, что дети сами выбирают себе родителей. Такой подход уменьшает родительскую вину и позволяет увидеть в ребёнке свободную самостоятельную личность, совсем не собственность родителей. В своей поэме «Пророк» великий арабский философ, художник, писатель 20 века Джебран Халиль Джебран пишет:


«Ваши дети – не дети вам.

 Они сыны и дочери самой Жизни.

 Они приходят благодаря вам, и, хотя они с вами, они не принадлежат вам.

 Вы можете дать им вашу любовь, но не ваши мысли,

 Ибо у них есть свои мысли.

Вы можете дать пристанище их телам, но не их душам,

 Ибо их души обитают в доме завтрашнего дня, где вы не можете побывать даже в мечтах.

Вы можете стремиться походить на них, но не старайтесь сделать их похожими на себя.

 Ибо жизнь не идет вспять и не задерживается на вчерашнем дне.

 Вы – луки, из которых ваши дети, как живые стрелы, посланы вперед.

 Стрелок видит цель на пути бесконечности и сгибает вас своей силой, чтобы его стрелы летели быстро и далеко.

Пусть ваш изгиб в руке Стрелка несет радость,

Ибо как любит стрелок летящую стрелу, так любит он и лук, остающийся на месте.»

В этом смысле не так важно, дети какого пола у нас растут. Отцы вырастают из мальчиков, конечно. Но девочка, выросшая в уважении к мужчине, с верой в его возможности и силу, позитивно влияет на мужчину, с которым потом растит ребёнка. Если она постоянно обращается к той его части, где он способен быть хорошим отцом, то эта часть может постепенно становится больше. Девочке, выросшей при жестоком отце, и матери, которая не противостояла ему в проявлении его жестокости, сложно растить детей вместе с мужчиной. Во-первых, она скорее всего неосознанно выберет мужчину, склонного к жестокости или грубости. Во-вторых, она или повторит свою собственную судьбу или, желая защитить своих детей, поспешит с ним расстаться. У такой девочки нет навыков совместного воспитания ребёнка. У неё две стратегии: терпеть или расстаться. А их гораздо больше.

Отец, как символ правил и закона, является источником ограничений, которые могут быть как травматичными для ребёнка, так и необходимыми. Как физические наказания или требования получать только эту конкретную профессию. Или непременное требование быть дома к определённому времени, несоблюдение которого влечёт жёсткие санкции. Как закрытая дверь родительской спальни, или требования держать спину прямо.

Папа любит, как умеет. Эти простые слова позволяют благополучно разрешаться многим трудным ситуациям в жизни ребёнка. Во-первых, здесь есть однозначное сообщение "Папа любит". Во-вторых,  слова "как умеет" позволяют быть отцу  сильным, занятым, слабым или совсем отсутствующим. Это - слова матери своему ребёнку. Они признают существование реального отца с его достоинствами и недостатками и даже намекают на вероятность изменений к лучшему (сейчас только так умеет, но может научиться). Эти слова дают свободу. В них нет осуждения. И нет критики женщины в свой собственный адрес за выбор именно этого мужчины как отца для её ребёнка.

И вот здесь мы подходим к важной мысли о понимании смысла свободы. Нет другой свободы, кроме свободы быть собой. Отцы растут, узнавая об этом про себя. Дать детям больше свободы - это быть самому свободным. Свобода - это риск, а, значит, и ограничения.

Через заботу о ребёнке мать помогает формированию его саморегуляции. Роль отца - активность, движение вперёд. Как я, взрослый человек, проявляюсь через саморегуляцию и через активность?  Как это делает каждый, опираясь на внутренних родителей? У вас есть ответ?

Для этого есть простой якобы путь: принять своих родителей, себя, своего ребёнка, свою жизнь. Сложнее ничего нет! Поэтому мы действуем пошагово и со всех сторон. Осторожно осваивая то, к чему уже готовы. Вот маленький конкретный приём: можно использовать так называемые разрешительные фразы: я люблю тебя, я горжусь тобой, ты самый лучший ребёнок для меня. Это лучше всего говорить своему сыну или дочери, когда они спят, просто стоя рядом с кроватью или наклонившись к уху. Или даже заочно, когда дети взрослые, и очень трудно оказаться рядом ночью. Эти волшебные слова улучшают взаимоотношения с детьми и даже помогают скорее выздороветь. Говорить их можно хоть каждый день в трудные периоды жизни. Замечательно то, что это же можно делать для себя, как для ребёнка, от лица своих отца или матери. И наращивать внутри те островки опоры, которых сейчас не хватает.

Уважительное отношение к потребностям и мальчиков и девочек воспитывает в них самоуважение и уверенность в себе. При этом и отцу, и матери важно уметь сохранять свои границы. Это отдельная очень важная тема. Если папа или мама постоянно позволяют нарушать свои границы, то этим они обучают своего ребёнка вести себя именно так во внешнем мире. То есть в любом новом для себя обществе, социуме ребёнок легко демонстрирует две стратегии. Первая - это требование выдать желаемое при любых обстоятельствах, и второе - отступление, даже попрание собственных интересов. Молодец среди овец...

Отношение мужчины к своему отцовству:

  • Нет детей и не хочу.
  • Беременность меня не касается, я только переспать.
  • Ну раз уж так случилось... Брак по залёту или помощь деньгами.
  • Жить вместе и не вникать, воспринимая детей, как нагрузку к браку, фактическое безразличие.
  • Участие в жизни детей в состоянии душевной глухоты и слепоты, одни правила и жестокость.
  • Посильное участие в жизни детей.
  • Активное участие в жизни детей.
  • Принятие уникальности своих детей.

Это примерный перечень, конечно. И совсем не означает обязательность пребывания в каждой точке.

Отцы растут в течение всей жизни. Радуются рождению ребёнка или отрекаются от своего отцовства, растят несколько лет, а потом исчезают, принимают, признают, находят своих детей через десятки лет, радуются и гордятся своей ролью отца. Они учатся принимать правила, чтобы выжить и построить свою жизнь, пока они сами дети. Они стремятся обуздать Эдипов комплекс в течение всей жизни. Они тоскуют по отцу, как по оценке, по разрешению на жизнь. И у них постепенно формируется и рождается внутренний отец. Этому всему они учились у своих родителей, и стали отцами, чтобы научить своих детей.