Психологический центр «Здесь и теперь»
+7 (495) 724-80-43

«Любимая профессия только кажется выбранной случайно.
Инженеры, химики, хорошие продавцы, врачи, художники –
что неосознанно влечет их делать то, что они делают?»

Что нас приводит в профессию? Если разобраться, то страх, собственная боль и наше желание, будучи взрослыми, контролировать те процессы, которые страшили в детстве. Зубных врачей – страх оказаться опять в этом пугающем кресле. Других врачей – травматичный опыт раннего медицинского вмешательства, операции, одиночества и оставленности в больничной палате без поддержки мамы. Учителей – страх оценок и наказаний за них в школьное время. Военных – спартанская дисциплина и строгий отец…

А что же приводит психологов в их помогающую профессию? Собственные раны: тяжелое детство, эмоциональная депривация. Тоска по теплой матери, которой так не хватило и которая, кажется, может появиться, если вырастить ее в себе – стать матерью своим клиентам.

Так приходят будущие психотерапевты на психфак или в обучающие программы по практической психологии, психотерапии разных направлений. С тайной надеждой на излечение. Обучение правда помогает зарубцевать раны, и тогда многие останавливаются на достигнутом и уходят в бизнес или творчество. А вот те, у кого не все так быстро и просто, кто ранен более глубоко, идут дальше – работать с людьми, консультировать. Потому что «подсели» на наркотик близости человеческих отношений, доступ к которому у них всегда будет в профессии психотерапевта.

Поэтому психотерапевты долго учатся своей профессии – нужно не только изучить себя, подлечиться, но и знать, как не навредить клиенту, не начать его использовать, получая дозу близости. Расставить приоритеты и границы, работать экологично помогают супервизия, личная и групповая терапия, обучающие программы. И в дальнейшем очень важным для практикующего терапевта становится сообщество коллег. Такое, в котором можно расти и взрослеть вместе, обсуждать профессиональные вопросы и проблемы, получать отклик и взгляд более опытных психологов на свои проекты.

Терапевтическое взросление психолога-практика идет через проживание своей боли к устойчивости, к возможности выдерживать эмоции клиента, похожие на свои, к умению помогать, не теряя терапевтической позиции. Ролло Мэй, экзистенциальный психолог, говорил о «раненом целителе» - о психологе, который знает и чувствует, КАК сейчас клиенту, потому что сам испытывал всю глубину подобных переживаний, проживал кризис, отчаяние и одиночество, был травмирован, потерян – и это дает ему возможность на самом тонком уровне соприкасаться с опытом клиента. Но раненый целитель не только сочувствует, он прошел свой путь к выходу, поэтому знает, как помочь клиенту идти по нему.

Группа, сообщество, в котором растет психолог, в том числе позволяет ему стать хорошей матерью – учит быть осознанным, контейнировать чувства, быть открытым к контакту, подходить к нему без защит. Сначала стать «хорошей матерью» для себя, потом – для клиента. Для этого психологу нужно сообщество, как зеркало. Нужны добрые внимательные глаза Другого – и потому, что за этим и приходят психотерапевты в профессию, и для того, чтобы оставаться в профессиональной позиции. Помогать другим, чтобы помочь себе.

Удивительный парадокс профессии – получить можно, только отдав.