Психологический центр «Здесь и теперь»
+7 (495) 724-80-43

 

 

 

ЧТО ДЛЯ МЕНЯ ГЕШТАЛЬТ-ПОДХОД В ТЕРАПИИ?

Юлия Урушадзе

Что для меня гештальт-подход в терапии?

История о терзаниях, пластмассовых рыбах, ядрах, лакированных корочках, рыцарских доспехах; и правда о том, почему у мужчин в больших джипах маленький член.

Для меня важно искренне ответить на вопрос: что же для меня гештальт-подход. Зачем я здесь? Как я его вижу и использую в своей работе. И, правда, как?

Почему так сложно? Я ищу какую-то зацепку, чтобы начать писать об этом.

Я плыву в своих размышлениях и вижу разные ответы на эти вопросы. Одни ответы мне нравятся, другие неприятны. Какие-то на поверхности, какие-то в глубине. Я плыву, и эти размышления приводят меня к другим, и я осознаю, что нахожусь в одном захватывающем меня процессе. Особого со-сознавания, которое тождественно жизни.

Для меня это постоянное путешествие, где можно встретиться со всем, что тут только есть в этом мире.

Иногда это страшно.

Страх, неуверенность и что я делаю с этим

Вот сейчас в этой точке времени в конкретный момент так много страха. Написать эссе. Действительно очень страшно.

Как же я его напишу? Ведь мне надо написать нечто исключительное. Что-то такое, что будет прекрасным и любопытным, Что будет умным и искрометным. Ведь я журналист. И мне нравится писать. Я пишу сентиментальные эссе о чувствах. Я горжусь своим дипломом.

И, конечно же, я хочу гордиться этим своим эссе.

Но как мне быть с этим страхом? С тем, что у меня может не получиться. Что где-то в глубине, я, по-прежнему, чувствую неуверенность и отсутствие мыслей, о чем писать.

Чувствую свою несостоятельность. Свое несоответствие своим же ожиданиям и своим требованиям.

Так и стоят стенка на стенку - ожидания не отступают и страх оказаться несостоятельным не сдается.

Как быть? Могут ли эти две обоюдокрепкие обороны и обоюдоострые нападающие стороны изменить свои дислокации?

Вот уже четыре года я продолжаю учиться признаваться себе. В том и в другом. И теперь понимаю, что буду продолжать это обучение всю жизнь.

Признаваться и осознавать. Но насколько это о том, как мне работать дальше?

Психотерапия и гештальт

Снова продолжу с себя. Моя решимость быть психотерапевтом оформилась недавно. И в моем личном опыте не много практики. Пока у меня даже не набирается три случая психотерапевтической работы. Это, во-первых.

Во-вторых, я не могу сказать, что мне интересен только гештальт. Я с большим вниманием и уважением отношусь и к другим методам. И вижу свой профессиональный путь в совмещенных подходах.

Но так сложилось, что метод гештальт-терапии стал для меня базой. Это та основа, на которую теперь ложатся другие подходы. Именно в этом подходе я, прежде всего, работаю. Я призываю быть здесь и сейчас. Присутствовать в настоящую секунду.

Гештальт-подход для меня – прежде всего, диалог. Когда говорят два человека. Не одно представление о жизни с другим представлением о жизни, не функция с функцией, а именно два уникальных человека. Которые так похожи и так бесконечно непонятны друг для друга. Люди, у которых есть органы чувств и другие органы. Люди, которые так уникально исковеркались и обточились о ту жизнь, которая случилась с ними.

Я и тот другой, пришедший человек, все, что происходит с нами, является материалом и инструментами. Мои чувства, ощущения, мое состояние важны, потому что они инструменты: нечто необходимое и ценное для развития личности.

Важное происходит здесь и сейчас. Можно упомянуть еще базовые потребности и цикл удовлетворения потребностей, способы избегания контакта, феноменологию поля. И далее. Да, все это так, но это теоретично и очевидно. Действительно это то, на что можно опираться, чтобы осознавать все дальше. Осознавать все глубже. И обходится со своей бессмысленностью и смертностью, одиночеством и тревогой в отведенном временном отрезке. Осознавать, чтобы не лишать себя аутентичности, а, следовательно, счастья. И быть в процессе обретения смысла.

Ядро или подушка с эффектом памяти

Я размышляю о том, насколько гибко сознание. Оно постоянно подвергается воздействию: настроения меняются, и человек совершает разные поступки. Но следующая мысль за этим такая, что многое из воздействий хоть и влияет ситуационно, но не всегда оставляет след. Как подушка с эффектом памяти. Эффект сохраняется какое-то время, но потом форма стремиться стать такой, какой была до воздействия. Иногда происходит трансформация. Но истинные изменения случаются нечасто. И это то, что вызывает во мне интерес. И то, что делает задачу психотерапевта еще интересней.

Сначала я все хотела излечить и эффективно нанести быстротечную пользу. Но в процессе первых опытов моей работы, я поняла, что эффект от такой пользы если и бывает позитивным, то долго не сохраняется. Подушка с эффектом памяти. Недолгим эффектом. Абсолютно уникальная неповторимая подушка.

Приведу другую метафору. Я представляю это как ядро. Внутри каждого есть смысло- и формообразующее ядро. Вокруг ядра постоянно что-то происходит. Вокруг ядра есть гибкая и податливая субстанция, которая подвержена сильным изменениям со стороны среды и со стороны самого ядра. И действительно, под воздействием разных сред эта субстанция деформируется, покрывается паленой корочкой или плесневеет. Или же, напротив, благоухает, сверкает, свежеет. Или протыкается до самого ядра. Но потом все равно стремится к базовой своей форме, которая исходит от ядра. Потому что именно ядро определяет суть. Сейчас я задумалась о более простой и яркой метафоре, но ничего не пришло в голову.

В общем, бессмысленно ковырять корочку, это не изменит ядра. А чтобы подобраться к ядру, чтобы понять, какое оно у меня, как оно живет и как меняется, здесь нужна долгая работа. Путешествие, которое приведет к боли и множеству чувств. И страх и тревог. И трепета. И восторга. Тут есть долгий путь, пройдя который, можно найти ответы или хотя бы сформулировать необходимые вопросы. Стремясь к ядру и обращаясь к нему, становится возможным чудо под названием психотерапия.

Лакированная корочка, обычные люди и психотерапевты

Поначалу мне казалось, что это уход от проблемы. Что в каком-то смысле, это официальная констатация своей бесполезности как психотерапевта. И зарабатывание на этом денег. «Ведь есть, наверняка, множество эффективных методов», - так размышляла я, движимая желанием получить все быстро и безболезненно. Многие уповают на психолога почти как на колдуна, который сможет научить манипулировать другими людьми и находить мгновенные исцеления от проблем. Когда так эффектно можно заполировать корочку. А если психолог не делает это, он никудышный, мошенник или шарлатан.

Я живу в обычном мире, где вокруг очень мало психотерапевтов. И сталкиваюсь с обычными вопросами и претензиями: ты же психолог, а общаться не умеешь,… а личная жизнь у тебя не налажена,… а использованию своей власти не научилась,… а не можешь мужа своего на место поставить… Если женщина пришла одна в ресторан, то, что это значит… А если мужчина ездит в большом джипе, значит у него маленький член? Так? Что могут сказать психологи про такого мужчину?… Ну, расскажи, как мне повлиять на них, чтобы они сделали то, что я хочу…

Раньше я высокомерно молчала, или высказывала свое возмущение, но внутри моему возмущению не на что было опереться. Возмущение звучало неубедительно. И если быть честной, то я внутри не знала ответов, но считала, что должна бы их знать. Я лакировала свою корочку теми знаниями, которые жадно ела, я приходила и пряталась за спины авторитетных людей и верила им. Но не осознавала. Я шла так, это был мой путь.

Я проходила личную терапию. Я шла с конкретной внешней проблемой, а терапевт не давал советов и не назначал конкретных волшебных таблеток.

А все разговоры сводились к моему ядру, моим чувствам, меня, как личности здесь и сейчас. Но мне было непонятно, что это за ядро. Я внутренне упрекала терапевта за уход от нужной для меня темы.

Время шло, я понемногу принимала одну ответственность и снимала другую. Я плакала и грустила, я чувствовала опустошенность отчаяние. Я вдохновлялась и ощущала как силы в одном случае втекают в меня, а в другом высыпаются как сухой песок.

Сейчас я не вижу особого смысла в том, чтобы манипулировать другими людьми. И решать за других их судьбы мне тоже не интересно. Потому что лакировать корочку бессмысленно. Такой путь ведет в тупик. Сейчас это стало для меня настолько ясным, и мне кажется, что я это не только понимаю, но и чувствую каким-то отдельным чувством. Может быть шестым J?

Я и другой или живые и пластмассовые рыбы

В последнее время мне гораздо интересней стала я сама. Можно сказать внезапно открыла в себе клад. И познакомилась с еще одной собой. Мне даже иногда не по себе от того, насколько много нового и свежего я о себе узнаю. Столько лет прожила и не знала. Раньше я мало смотрела на некоторые свои стороны. И эти стороны так и жили во мне не отсмотренными. И во мне жила какая-то такая Юля, о которой я мало знала и мало интересовалась.

Я люблю ездить в машине и размышлять о себе и том, что происходит со мной и миром вокруг. Нырять в свои чувства, ловить хвосты истинных рыб и отбрасывать пластмассовые муляжи. Как будто есть что-то действительно то, чего я хочу, и то чего я не хочу, просто это вроде как надо хотеть. Второе (что навязано хотеть или подложное) - пластмассовая рыба. Если начать реализовывать такое «хочу», то удовольствия нет. А если поймать хвост настоящего своего «хочу» и следовать ему, тогда получается чувствовать течение, ощущать жизнь в себе. Чувствовать, как движешься. Наверное, как раз во время этого процесса ловли хвостов настоящих рыб, я выбрала остаться в психологии.

Как плавать на настоящей рыбе

А в терапии мне стало возможным быть, когда я поняла, что от этого увлекательного знакомства с собой мне стали иначе интересны другие люди. Только теперь не хочется срочно навести порядок в их жизнях и чуть ли не принудительно сделать их счастливыми. Потому что это возможно лишь в моих фантазиях и для удовлетворения чего-то моего во мне глубоко не удовлетворенного. Потому что мое активное вмешательство будет для них еще одной пластмассовой рыбой.

Мне гораздо приятней присутствовать и быть рядом с человеком, когда он вступает на свой, удивительный и неповторимый, как морозный узор на стекле, путь к собственному счастью, к собственному умиротворению. Или к собственному вдохновению.

Но быть в этом и поддерживать так, чтобы не за другого человека (что может происходить от жадности), а так, чтобы он сам. С той самой помощью и поддержкой, которую я могу оказать, не мешая ему пройти, обрести, осознать.

И в этом для меня суть гештальта в рамках гуманистического подхода. Не играть за. Тогда не будет того ресурсного опыта.

Я по-прежнему живу в обычном мире, где все так же не много психотерапевтов, и с вопросами-претензиями продолжаю сталкиваться. Но теперь это не возбуждает во мне высокомерия. Оно делось.

Ботанический сад и гештальт

Я почти всегда тороплюсь и мало чего успеваю заметить, из того, что со мной происходит. Я лечу в суете и своей экзистенциальной тревоге. Иногда мне удается очутиться в таком месте, где я могу остановиться. Гештальт как раз одно из таких мест. Или способов.

Как я уже говорила, так сложилось, что мое профессиональное знакомство с психологией началось с гештальт-подхода. И я считаю, что мне повезло.

Для меня это ворота в огромное пространство, я долго подбирала, с чем его можно сравнить. Больше всего оно напоминает большой ботанический сад. Где растут разные растения и цветут цветы со всего мира. Где ходят разные люди. Там есть японский сад, и есть сад засохших деревьев. Где есть проторенные тропы, асфальтированные аллеи и непролазные джунгли. В этот сад множество входов. Мой вход - гештальт. В этой части сада все с одной стороны просто – потому что там растут живые деревья и цветут живые цветы. В этой части идет вроде бы обычная жизнь. И тут нет пластмассовых муляжей. В этой части сада кишит жизнь. Бьется и прорастает сквозь уже утоптанную почву.

В этой части сада нет жестких оград. И очень хорошо видны другие отделения сада. Здесь иногда случаются прекрасные, а иногда совершенно грустные вещи.

Как психотерапевт, я могу быть проводником в этот сад. Исследовать его разнообразие и неповторимость, видеть его изменения. И давать возможность открывать что-то в себе. И быть неподалеку, когда человек отважится вступить на пугающую его тропу, чтобы встретиться с чем-то, что давно уже стережет его.

Аллея рыцарских лат

А еще в том самом Ботаническом саду есть особые аллеи: рыцарских лат, принцессиных платьев, шкур чудовищ. Оставленные щиты и колья. Чаши неиспаряющихся слез и пыточные механизмы. Тут есть воздушные замки и песочные города. Есть останки убитых драконов. И истоптанные башмачки нищенок. Со всем этим кому-то когда-то пришлось расстаться. Или оно потерялось во время прогулки. Отпало во время опознавания. Стало ненужным из-за завершения гештальта. Это аллеи диковинных и обыденных иллюзий, защит и заблуждений. И я искренне желаю себе оставить там свой ненужный мне тяжелый груз.

Смотреть на это иногда умилительно, иногда страшно, иногда любопытно, иногда невыносимо, иногда просто грустно.

Грусть

И важно, что тут можно не прятать чувства, тут можно их достать и прожить. Ведь так важно, чтобы чувства были прожиты, иначе не почувствовать себя живым.

Сознание податливо, но ядро имеет свойство возвращать все в прежние русла.

И здесь важны и грусть, и боль, и страдание. Потому что, подбираясь к этим вещам честно, становится возможным увидеть за ними и радость, и любовь, и нежность. А так же силы дальше идти. И ресурсы говорить «Да» жизни.

«Я», «дро» и ледокол

Мне нравится слово «ядро». Оно начинается на букву «я». Но буквы я для этого недостаточно. Есть еще звучное -дро-. Такое громкое и твердое, которое может защитить нашу истину от кучи представлений, которые уводят совсем не туда, куда нам надо. Которые делают из нас массу, понятную и послушную. И в этой массе быть легко. Потому что на все можно найти инструкцию. Где понятно, что можно и нужно прятать. Где есть проторенные пути и «живые» примеры. И все мы учимся в ней находиться с детства. Так что со временем кажется, что уже нет четкой границы между отдельным индивидом и этой массой. Что каждый - всего лишь клеточка некой социальной ткани. И баста.

И тут пригождается «дро», которое помогает продираться сквозь ткань, чтобы иногда ощущать себя и абсолютное свое персональное счастье. «Дро», как мотор позади «я», как специальные штуки, которые колют лед, чтобы судно могло пройти сквозь вымерзшую мертвую воду.

Я убеждена в глубинной ценности Я. И вижу свою цель идти к нему и вести. Потому что есть надежда, что там присутствует индивидуальная истина. И там присутствует ресурс к любви. Который можно обратить на себя. И не только.

Но, как я теперь понимаю, встреча со своим Я и даже просто путь к нему, требует больших душевных сил. И часто по дороге случается видеть то, к чему человек еще не готов.

Здесь я планировала написать пример из моей практики. Как моя клиентка очень испугалась на пути к своему Я. Остановилась. И пока не идет дальше. Мне нужно время.

Строгий цербер

Много из сказанного лежит на поверхности моего пруда или реки. Мне даже не приходилось нырять, чтобы это сказать. А что в глубине?

Ведь последние недели, я почти каждый день думала про это эссе, боялась к нему приступить. И много мыслей и даже какое-то осознавание посещало меня. И я мысленно ставлю минусы и плюсы. Что удалось, а что нет. Смотрю и оцениваю итог. Нервничаю и думаю об уровне своей компетентности.

Есть результат, выраженный в этих буквах, на этом листе.

Хаотичный и иллюстративный. Суть-суть про меня и чуть-чуть про гештальт.

У меня нет стройного ответа на поставленный в заглавии вопрос. Есть либо сухой и четкий. Либо бесструктурный и невнятный, чрезмерно метафоричный. И я продолжаю свой путь. Несовершенный, бессистемный и импульсивный. Но при этом красивый, настоящий путь живого человека.

Гештальт-подход и психотерапия в его рамках и вне есть часть моей жизни. Которая существует вместе с другими частями моей жизни. Одна из паутин путей. По которым идет и течет моя жизнь. Эта паутина путей не поглотила меня, я много где остаюсь еще. Но сейчас не место говорить о сравнительных величинах и иерархии. Потому сравнений нет.

Как нет и однозначных истин. Я ничего не могу сказать о мужчине в большом джипе. Потому что в такой формулировке «мужчина в джипе» - это клеточка социальной ткани, персонаж из частушки.

А есть места, куда еще хочется успеть, состояния, в которых еще хочется побыть, воздух, которым хочется еще подышать.

Смерть

Я дописываю последние строки и думаю про то, что, наверное, так же я буду умирать. Когда остро чувствуется, что еще пока живешь, но уже скоро совсем не будешь жить. Меня эта мысль вдохновляет и вселяет силы, я понимаю, что еще пока могу что-то успеть.

Так и здесь, еще можно что-то досказать. Эти листки будут распечатаны, прочитаны и схоронены. Я смотрю на это, перечитываю текст и расписываюсь в собственном бессилии стать гением и в собственной ограниченности. И дерзаю при этом быть и продолжаться. Идти вперед, любить, наслаждаться, прислушиваться и причувствоваться к себе, работать, творить. Ошибаться, учиться и, конечно же, осознавать.

Только сейчас появляются фантазии на тему, как на самом деле можно было бы прожить эту жизнь (написать это эссе). Но уже все сделано. Так как есть и больше никак.

Потому что все это о том, что все равно будет смерть. И есть Трусость признаться себе в том, что этого боюсь.

И трусость (не) понять, чего действительно хочу.

Альтернатива

Как психотерапевт я только начинаю и постоянно ищу, от чего бы оттолкнуться.

Недавно у меня случился разговор с одним опытным и, как я нафантазировала, уставшим гештальтистом.

Зачем тебе гештальт? Может тебе лучше заниматься праздниками. В психотерапии так много рутины и мало творчества. Когда много клиентов, ты их уже сортируешь на 4 кучки: 1) тех, кого беспокоят отношения с бабами, мужиками, любовь там всякая;
2) с детишками;
3) страхи и панические атаки,
4) самооценка.

Вот эти четыре колеи, в которых и строится работа. Все одно и тоже. В целом, скучно.

Это тоже правда. Но пока не моя. Пока я «непуганная идиотка» Я в начале пути, поэтому у меня еще есть восторг от «волшебной» идеи - психотерапии. Я верю и иду к тому, чтобы и там дальше сохранять способность видеть в человеке индивидуальность и быть верной, прежде всего себе, и этому непростому делу.

Искренне заниматься творчеством и делать так, чтобы оно случалось в моей жизни, на терапии и в жизни клиентов. И вело к особенному персональному счастью.