Психологический центр «Здесь и теперь»
+7 (903) 724-80-43

 

 

Психотерапия парных отношений

или парная психотерапия для одного клиента

Юлия Артамонова

Что делать, если вы хотите работать над отношениями, а ваш партнер нет? Вернее, он, в принципе, не против, но конкретных активных действий не предпринимает, и уж тем более не хочет идти вместе с вами на парную психотерапию. Конечно же, не отчаиваться, и начинать работать над отношениями самому.

Богатый мир психотерапии может предложить много вариантов. Это и индивидуальная, и групповая психотерапия, и семейно-системная психотерапия методом расстановок, и психодрама, и арт-терапия. В нашем Институте супервизии и групповой терапии сформировался отдельный метод – Психотерапия парных отношений (ППО). В статье я расскажу о его истоках, методике и преимуществах.

Как родился метод?

Сам метод родился спонтанно, и его возникновение связано со спецификой обучения парных, супружеских психотерапевтов. Представьте себе ситуацию – вам надо научиться работать с парами. А для этого нужны реальные клиенты, причем не один, а пара, например, супругов, которые были бы готовы работать над своими отношениями в присутствии группы совершенно незнакомых, обучающихся людей. А теперь скажите, возможно ли в России найти такую пару? Наверное, возможно, но шансы – один на миллион. Но учиться же нужно!

Тогда я, как автор и ведущий специализации «Работа с парой», предложила слушателям простой выход – давайте поможем друг другу и попробуем сыграть партнеров.

Один из обучающихся становится супружеским психотерапевтом, второй клиентом, а третий так называемым заместителем – он играет роль супруга(и) клиента.

Так мы сделали первый шаг, а в дальнейшем усовершенствовали метод, чтобы работать над парными отношениями не только в обучающей, но и терапевтической группе и даже в индивидуальной терапии с одним клиентом, когда партнер категорически против участия. О том, как проходит такая работа, расскажу далее.

Здесь добавлю, что этот вид психотерапии подходит не только для супружеских пар, но и для любых пар, которые состоят в эмоционально близких и/или родственных отношениях. Это могут быть друзья, сиблинги (братья и сестры), взрослые дети с их родителями. Я буду приводить примеры, касающиеся супругов, во-первых, для краткости, а, во-вторых, в связи с тем, что они чаще обращаются за таким видом психологической помощи.

Каковы теоретические основания такого вида психотерапии?

По мере того, как рос опыт, я стала более четко осознавать, на каких “китах” стоится новаторский метод. Первое теоретико-практическое основание методики Психотерапии парных отношений (ППО) это Эмоционально-фокусированная терапия (ЭФТ). Этот вид парной (супружеской) психотерапии распространен достаточно широко во всем мире, а в нашем институте он является основой для специализации “Работа с парой”.

Эмоционально-фокусированная терапия – структурированный краткосрочный подход к супружеской терапии, созданный в 80-ые годы XX века канадскими психологами С. Джонсон и Л. Гринбергом. Терапию назвали фокусированной на эмоциях, чтобы подчеркнуть исключительную важность эмоциональных процессов в организации взаимодействия в паре.

ЭФТ – интегративный подход, синтез гуманистической, основанной на переживании терапии, и структурного направления системной семейной психотерапии. Теоретической базой для самой ЭФТ служит теория привязанности Д. Боулби и его последователей.

Вторая предпосылка технологии ППО – психодрама Я. Морено. По мнению автора метода, “пациент получает облегчение через проигрывание определенных психических состояний и социальных реалий, обучается необходимым навыкам действия в условиях спонтанного творчества”.

Психодрама – метод групповой работы, представляющий собой ролевую игру, в ходе которой используется драматическая импровизация и создаются условия для спонтанного выражения чувств, связанных с проблемами. Психодрама основана на игровом принципе.

Понятие о драме как о коррекционном методе возникло в результате эксперимента Я. Морено по окончании первой мировой войны. Один из актеров его театра рассказал о проблемах с невестой. При содействии труппы Морено вывел актера вместе с его проблемами на сцену. Эксперимент оказался полезным. В ходе разыгрывания ситуации возникли спонтанность, креативность, подлинная эмоциональная связь между участниками, катарсис и инсайт. Создавая методику, Морено исходил из того, что человек, исполняя роли, получает возможность творчески работать над проблемами и конфликтами. Здесь видна отчетливая перекличка с еще одним значимым основанием ППО – гештальт-терапией.

Итак, третий источник это гештальтистская теория творческого приспособления и теория поля. Основные идеи гештальт-терапии были разработаны в 1940-50-х годах XX века Ф. Перлзом, его женой Л. Перлз и П. Гудменом. Сам Гештальт опирается на практику психоанализа, экзистенциализм, феноменологию, восточную философию, теорию поля и теорию гештальт-психологии. Развитие творческого приспособления человека – основополагающая идея всей гештальт-терапии. Это способ как можно лучше адаптироваться к собственным потребностям и среде, которые постоянно меняются.

В свою очередь, теория поля ведет свое начало от идей К.Левина, и в дальнейшем получила развитие в теории и практике гештальт-терапии. “Поле”, с которым имеет дело психолог, представляет собой «жизненное пространство индивида».

Это жизненное пространство состоит из человека и психологической окружающей среды – такой, какой она представляется данному человеку. Поле «организм - окружающая среда», в котором собственно только и возможно творческое приспособление, - предметная область гештальт-подхода.

Принципы теории поля в психологии и психотерапии были сформулированы М. Парлетт. Вот они:

  1. Принцип организации. «Значение единичного факта зависит от его положения в поле, при этом различные части поля находятся в обоюдной зависимости» (К. Левин). То есть целое влияет на единичное, а единичное меняет целое.
  2. Принцип одновременности предполагает отказ от причинно-следственного мышления. Во главу угла ставится ситуация “здесь и теперь”, через призму которой становится понятно отношение к прошлому и будущему.
  3. Принцип сингулярности (уникальности, единственности). Каждое личностно-ситуационное поле уникально. Отсюда следует отказ от обобщений и типологизации. Терапия возникает и создается вместе с клиентом. Клиент меняется там, где терапевтическое поле побуждает его к этому.
  4. Принцип изменяющегося процесса: поскольку поле всегда меняется, надо искать и находить новые способы баланса личных потребностей и интересов с возможностями окружения. Этот принцип обращает внимание самого терапевта на своевременность терапевтических интервенций, и на толерантность к неопределенности у всех участников совместного психотерапевтического процесса.
  5. Принцип возможных существенных связей. Любой элемент поля есть часть общей организации, и является потенциально значимым. То, что каждый из нас видит, является следствием того, как именно он смотрит.

Четвертый фундамент метода ППО мы находим в психоанализе и его обосновании вытесненных в подсознание эмоций, которые должны быть увидены и проработаны в процессе терапии.

Родоначальник психоанализа З. Фрейд писал: “К несчастью, подавленные эмоции не умирают. Их заставили замолчать. И они изнутри продолжают влиять на человека”. Добавим от себя, что влиять они будут не только на самого человека, но и с неизменностью на его отношения с другими людьми. А освобождения от влияния вытесненного материала можно достигнуть через их обнаружение, проговаривание и осознание в психотерапии.

Причем заместитель в случае работы по методике ППО является не просто помощником клиента в этом процессе, он фасилитатор предъявления и переработки сложных вытесненных чувств клиента. С ним это делать подчас безопаснее, чем с реальным партнером, тем более под наблюдением и руководством психотерапевта.

И пятый, и, наверное, самый очевидный базис методики ППО – это заместительное восприятие, являющееся основой метода семейных системных расстановок. Краткосрочный терапевтический метод семейно-системных расстановок создал Б. Хеллингер, немецкий философ, психотерапевт и богослов, в 90-х годах прошлого века. Одно из основных понятий метода – “заместительское восприятие”. Это феномен восприятия человеком информации (чувств, связей, образов, знаний) о других людях, предметах или явлениях из общего информационного поля.

Кроме того, в семейных расстановках используется совершенно новое понятие - «знающее поле» (его ввел А. Маар). “Знающее” информационное поле связывает заместителей с теми людьми, которых они замещают, и простирается на всех, кто включен в расстановку. Посредством этого поля те конфликты, которые существуют внутри семьи, могут быть выведены на свет и для них найдены соответствующие решения.

Как применяется метод ППО в практике психотерапии

Модель привлечения третьего – заместителя супруга – применялась и применяется нами в разных обучающих группах: в серии учебно-терапевтических семинаров “Эмоциональная зависимость. От зависимости к любви”, в тренинге “Реальная любовь”, в специализации обучения парных терапевтов “Работа с парой”.

Когда мы обучаем супружеской терапии, то естественно главную роль отводим навыкам парного терапевта, его подготовке. Для того, чтобы обучающиеся могли попрактиковаться, сами участники группы заявляются со своими клиентскими случаями, проблемами в отношениях из их реальной жизни. Из членов группы выбирается «партнер» (заместитель), который играет роль. И под супервизией ведущего проводится обучающая психотерапевтическая сессия, так называемая “работа на кругу” с последующим обсуждением и разбором в группе.

Второй вариант использования технологии ППО – в терапевтической группе, куда все участники приходят работать над своими отношениями. Трое - клиент, заместитель из членов группы и ведущий работают “на кругу”, то есть терапевт работает с парой, а все остальные участники группы в это время молча наблюдают за происходящим. Клиент и заместитель моделируют коммуникацию в паре.

Наибольший интерес представляет роль третьего, который играет партнера клиента. Он ничего не знает о том, кого он замещает, и при этом достаточно точно, а главное терапевтично, передает информацию. В способе контакта этой «пары», а значит и в реальной жизни клиента, терапевт видит сбои, которые нужно проработать. Б.Ульсамер в своей статье “Роль заместителя” писал: “Беспокойство о том, что личный опыт и переживания заместителя смешиваются с переживаниями того, чью роль он играет, почти никогда не оправдывается – даже несмотря на то, что заместители часто выбираются в соответствии с их собственными прошлыми историями”.

А дальше в группе продолжает обычная психотерапевтическая работа, а участники группы дают обратную связь на увиденное и пережитое вместе с “идентифицированным клиентом”, который предъявлял свой клиентский случай.

Третий способ работы в этом подходе – реальная практика работы с парами, когда на сессию приходит только один человек, желающий улучшить свои отношения с партнером. Помимо терапевта в кабинете присутствует заместитель, обычно это тоже психолог. То есть на одного клиента в данном случае работает сразу два специалиста. Это увеличивает стоимость такого рода психологической услуги от полутора до двух раз.

Сначала клиенту непривычно, так как он понимает, что другой специалист просто играет роль. Но довольно быстро формируется доверие, вступают в силу полевые феномены схожести с реальным партнером. Становится возможным выразить потаенные чувства, что приносит облегчение, а затем появляются навыки налаживания продуктивной коммуникации. Как на любом тренинге, клиент учится это делать с помощью игры заместителя, а потом переносит приобретенные умения в реальную жизнь.

Это может показаться странным и неправдоподобным, но работа в методике ППО меняет восприятие, установки, поведение и того реального партнера (супруга), который даже понятия не имеет, что происходило в сессии. Этот феномен не до конца изучен в настоящее время, но широко известен всем психотерапевтам-практикам.

В заключение хочется сказать, что хотя методика Психотерапии парных отношений и нова, но она имеет глубокие корни в теории и практике различных направлений психотерапии, и доказала свою эффективность в помощи клиентам при дисфункции их парных взаимоотношений.